Политика

«Виноватых ищут не там, они на воле»: Сотрудник ФСИН рассказал, почему случилось в ЧП в Ростовском СИЗО

Захват заложников в изоляторе поставил вопрос: а что сегодня происходит в нашей стране, если террористы сбегают из-под стражи и берут пленных? Но оказалось, что проблема далеко не в пенитенциарной системе. Царьград разбирался в том, где факты, а где домыслы.

ВЛАДЛЕН ЧЕРТИНОВ

Как всегда после экстремальных событий, начинаются проклятья по поводу и без повода, которые уводят в сторону от первопричины. Первое, на что обратили внимание многочисленные комментаторы захвата заложников, — внешний вид террористов: почему игиловцы* даже за решёткой одеваются в стиле своих кумиров?

У них бороды! Они выглядят так же, как на свободе. Как так произошло?
— задаётся вопросом член Совета по правам человека при президенте Ева Меркачева.

Все потому, что это СИЗО, там сидят подозреваемые, по сути, гражданские люди. И формы одежды потому там нет, бреют лишь тех, кому уже вынесен приговор. А те, кто его ещё только подозреваемый, могут ходить в чём хотят и стричься как хотят — главное, чтобы были чистыми.

Ещё тиражируется старый пост покойного военкора Владлена Татарского:

В исправительных учреждениях России осуществляет свою деятельность огромное количество тюремных джамаатов. Это когда осуждённые за терроризм и участие в незаконных вооружённых формированиях заключённые ведут активную пропагандистскую деятельность, вербуя новых сторонников.
Этот факт прокомментировал Царьграду сотрудник ФСИН на условиях анонимности:

Осуждённые за терроризм не могут вести пропагандистскую деятельность, потому что сидят не в обычных колониях, их свозят в специальные тюрьмы, которых пять на всю страну. Там нет условий для того, чтобы заниматься пропагандой. Там жёсткий режим — передвижения только на полусогнутых и под конвоем, заключённые сидят в одиночках или по двое.

Зеков много, конвоиров мало

Как рассказал Царьграду оперативник одной из обычных колоний, опера собирают по каждому зеку информацию о том, как он жил на свободе. Экстремистов вычислить нетрудно по биографии и манерам. Его сразу определят от греха подальше.

Но проблема в том, что на всех может не хватить глаз из-за серьёзного дефицита кадров. Конкретно в ростовском СИЗО-1 не хватает 76 работников, почти каждого третьего. При этом изолятор для заключённых рассчитан на 400 человек, а содержатся в нём 900 человек.

Если недокомплект составляет 30 процентов, это значит, что один сотрудник совмещает обязанности нескольких и бегает на 3-4 поста. Он может просто где-то расписаться за невыполненную работу, лишний раз в глазок не заглянет. Понятно, что в ростовском СИЗО техосмотры камер не проводились, раз заключённые решетку разболтали, а потом её вынесли,
— рассуждает наш источник.

Общая нехватка сотрудников ФСИН в Ростовской области составляет 1186 человек, это почти 25 процентов. Но практика же показывает, что дефицит кадров в самых нужных тюремных специальностях — среди тех, кто непосредственно соприкасается с контингентом и рискует больше всего (оперативников, конвойных) — ещё выше. В СИЗО-1 Краснодара, как пишут с мест, недокомплект дежурных смен якобы доходит до 80 процентов.

Потому что зарплата у младшего контролёра в СИЗО-1 Ростова — 35 тысяч рублей. А вы попробуйте поработать в изоляторе или на зоне. Работа грязная, во время обысков в чём только не приходится ковыряться. Сотрудники пропитываются запахом тюрьмы. Со стороны заключённых постоянно идут оскорбления и угрозы (не обязательно впрямую — анонимные по телефону). На сотрудников и их близких на воле нападают дружки зеков. Бывало не раз, что зеки плевались в контролёров… иголками, а их подельники охрану на вышках с воли забрасывали остро заточенными электродами.

Мне жалко сотрудников ростовского ФСИН, там сейчас будут искать виноватых и невиноватых, вырубят половину главка. Но истинные причины случившегося не назовут,
— полагает наш источник.

В отношении начальника ростовского СИЗО начата служебная проверка. Видимо, как всегда в таких случаях, когда клюёт жареный петух, будет шмон всех изоляторов и колоний страны. Но, по мнению зампреда Госдумы по безопасности Михаила Старшинова, толку в этом нет:

Просто сказать, что давайте всё это перетряхнём… Причины лежат в другой сфере. Это тема для другой объёмной и профессиональной беседы.
И в чём проблема? Всё предельно понятно…

Проблема на воле

С одной стороны, у нас нехватка сотрудников. С другой стороны, и в СИЗО, и в обычных колониях, по данным наших источников, такое засилье мигрантов, что и «не передать словами»: выходцев из Средней Азии процентов тридцать. А в некоторых колониях Москвы эта цифра доходит уже до пятидесяти. Ситуация примерно такая же, как на воле (или какая будет на воле лет через 10-20).

ФОТО: Зоны из красных и чёрных перекрашиваются в зелёный цвет Фото: Dmitry Chasovitin/Global Look Press
Проблема не в тюрьмах, не в сотрудниках ФСИН, а в продажных гражданских чиновниках, создавших принципы межнациональной политики и миграции. Это они косвенно виноваты в том, что случилось в ростовском СИЗО. Сегодня ваххабитам нет никакой нужды создавать «тюремные джамааты», потому что они могут спокойно организовывать их на воле, настолько благоприятная среда для этого создана: мигрантов повсюду полно: в ларьках, чайханах, маршрутках, спортклубах, молельных домах.

В Россию едут не лучшие, а худшие представители народов бывшего СССР. Те, кто из-за низкой квалификации или особенностей поведения не смог жить и работать на родине. Россия благодаря миграции превращается не в процветающую страну, а в отстойник. И этот процесс усиливается с каждым днем.

Что с того?

Разве это нормально, что конвоир, имеющий дело с преступниками, зарабатывает меньше мигранта-курьера? На наш вопрос, почему сотрудникам колоний платят так мало, сотрудник ФСИН пожал плечами и предположил: «Так денег нет из-за того, что идёт война».

Так, подождите. Несмотря на СВО, экономика России растёт. С января по ноябрь 2023 года, по данным газеты «Ведомости», чистая прибыль банковского сектора страны установила исторический рекорд: банки заработали суммарно 3,2 трлн рублей. СВО не помешала Газпрому недавно объявить о строительстве двух новых небоскрёбов на месте своей штаб-квартиры в Петербурге. В добавление к существующему Лахта-центру высотой 462 метра, который и без того является самым высоким зданием в Европе, появятся ещё две башни — высотой 555 и в 703 метра. Строить их, как и предыдущую, наверняка будут мигранты. А со временем, если все пойдёт, как сейчас, они же будут в этих башнях сидеть…

*ИГИЛ — организация признана террористической и запрещена в России.


Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
Закрыть