Политика

Пора свергать Макрона: сколько времени потребуется для денацификации Европы

Когда в начале года в Германии начались протестные выступления фермеров, некоторые отечественные СМИ поспешили подать эти заезды по автобанам на тракторах как первые признаки «европейской весны». Дескать, низам уже невмоготу терпеть истеричную русофобскую политику элит Старого Света; смотрите, как ФРГ залихорадило.

Впрочем, как показало время, никакого «революционного общеевропейского недовольства» там и близко не оказалось.

— Никаких причинно-следственных связей между этим протестом и общеевропейской линией недовольства здесь нет, — подчеркивал тогда в беседе с «СП» доцент кафедры европейского права МГИМО Николай Топорнин. ­

— Здесь не политика, а чистая экономика. Вот если бы, скажем, фермеры единовременно запротестовали по всей Европе, от Польши до Португалии, тогда можно было бы размышлять о каком-то «общеевропейском переломе», об «общеевропейской акции», о какой-то вероятности «сноса» правительств. А так это просто локальное недовольство тех или иных аграриев и рабочих внутренней политикой своих властей.

Что же, если иллюзий по поводу «революции низов» в ЕС нам советуют не питать, возможно, европейские политики сгодятся на что-то?

Например, в ответ на громкие заявления Эммануэля Макрона о том, что у Парижа нет никаких лимитов и «красных линий» по поддержке Украины, лидер французской партии «Патриоты» Флориан Филиппо обратился к общественности республики.

«Макрон только что подтвердил всем своим собеседникам, что у него нет границ и нет красных линий в войне с Россией! …> Невозможно представить, что этот человек, эта безумная марионетка НАТО и Глубинного государства, до сих пор не свергнут! …> Все французы должны отреагировать ради мира, сейчас очень серьезное время!» — написал Филиппо в соцсетях.

Сразу же после этого ленты наших новостных агентств запестрели заголовками «Во Франции призвали свергнуть Макрона».

Что это? Попытка выдать желаемое за действительное? Или и в самом деле началась «европейская весна», только не с низов, а с верхов?

— Я скептически отношусь к той мысли, что за обращением Филиппо кроется реальное намерение сместить Макрона, — дал собственную оценку этому событию руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов, автор tg-канала «Мир как конфликт», политолог Олег Иванов.

— Во французской конституции, конечно, предусмотрена возможность импичмента президента, но процедура настолько сложна, что практически нереализуема. А больше на Макрона никак воздействовать нельзя, он, в отличие от премьер-министра, избирается народом Франции, а не назначается правительством.

«СП»: Может, призыв лидера французских «Патриотов» можно хотя бы рассматривать как признак серьезного изменения общего русофобского вектора европейских политиков?

— Да, он, в принципе, уже меняется. Это видно по результатам выборов в парламенты многих стран. Возьмите ту же Словакию, где к власти пришла партия Роберта Фицо, выступающая за мир с и сотрудничество с Россией.

С соседней Чехией из-за этого у Словакии сильно испортились отношения. Результаты последних соцопросов в Германии показывают, что число противников отправки тех же «Таурусов» Киеву неуклонно и значительно растет.

Воинственные же заявления самого Макрона не стоит воспринимать буквально. Во-первых, между Германией и Францией идет борьба за роль «первой скрипки» в Евросоюзе. А, во-вторых, Макрон понимает, что больше ему президентом не Франции не избираться, и от его партии, по всей видимости, сильного кандидата на его место тоже ждать не приходится.

Поэтому он, идя, так сказать, ва-банк, и позволяет себе такие реплики, просто пытаясь выглядеть «решительным парнем» на фоне других, более осторожных политиков, и в первую очередь — канцлера ФРГ Шольца.

«СП»: То есть можно констатировать, условно говоря, что «денацификация» Европы уже началась? Как скоро этот процесс может полностью достичь своей цели? И на что или кого нам на этом пути стоит полагаться?

— Если на выборах в США победят республиканцы и Трамп, который по своим взглядам изоляционист, в отличие от Байдена, думаю, он довольно быстро свернет активность США в Европе, сосредоточив усилия на экономическом противостоянии с Китаем. Если же на выборах победу одержит Байден со своей командой, то всё это может затянуться на довольно неопределенное время. Полагаю, на несколько лет точно.

И в Европе ничего, по большому счету, не изменится. В той же Германии, например, «светофорное» правительство так и останется у власти. Европа, как бы её политикам ни хотелось, настолько сильно, к сожалению, зависит от США, что фактически потеряла свою самостоятельность.

Сильных и харизматичных политиков, всеми силами радеющих за государственный суверенитет, в Старом Свете нет. Кроме, разве что, Виктора Орбана и все того же Фицо.

Увы, появление таких фигур в европейской политике — это долгий процесс. Массовый приход таких лидеров займет как минимум десятилетие, а то и не одно.

«СП»: Может, России стоит этот процесс как-нибудь ускорить? Поддержать кого надо чем надо, и все такое прочее?

— Думаю, определенные шаги в этом направлении Россия предпринимает уже сейчас. Но, на мой взгляд, нам стоило бы активнее использовать «мягкую силу».

А с этим у нас, как подметил доктор исторических наук, политик и общественный деятель Вячеслав Тетёкин, есть проблемы.

— Нужна системная работа, — констатировал он. — Надо, чтобы усилия в этом направлении сконцентрировали и МИД РФ, и парламент, и российские спецслужбы, и Минобороны, и Минэкономики, и правозащитники, и общественники. А этого сейчас не видно.

Например, посольства наши во всех западных государствах озабочены только тем, чтобы сохранить максимально вежливые отношения с правительством страны пребывания, какой бы русофобской она ни была. Наши дипломаты за рубежом, как черт от ладана, шарахаются от любых пророссийски настроенных общественников и активистов.

Мы до последнего времени прогибались под Запад, так что неудивительно, что теперь чуть не каждая шавка почитает своим долгом Россию покусать. Стоит прекратить эту порочную практику, активизироваться на ниве отслеживания судеб не только российских граждан за рубежом, и ситуация изменится. Не одномоментно, но изменится.

О культурном и политическом сотрудничестве в обозримой перспективе, увы, говорить пока не приходится, настолько сильно Европа «зомбировала» саму себя русофобскими разговорами. Но вот экономическое может быть налажено в сравнительно короткие сроки. Потому что экономические потребности Европы настолько велики, что это просто становится неизбежным.


Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
Закрыть