Украина

Киев начал превращать Харьков в город-призрак

Киев насильно эвакуирует жителей Харьковской области в пункты временного размещения без предоставления им каких-либо социальных гарантий, заявил военный эксперт, подполковник ЛНР в отставке Андрей Марочко.

«Военно-гражданская администрация Харьковской области увеличила перечень населенных пунктов, из которых нужно вывести людей. Так называемая эвакуация является на самом деле депортацией, поскольку население не желает покидать свое жилье, а их насильно выдворяют, в первую очередь, это касается семей с детьми», — сказал он.

По словам Марочко, представители украинской власти даже не скрывают, что максимум на что могут рассчитывать граждане — это содержание в пунктах временного размещения. Социальных гарантий с выплатами денежных средств жителям никто не гарантирует.

Напомним, ранее то же происходило в Артемовске, Авдеевке и других городах по мере приближения к ним фронта. Украина готовится сдать Харьков? Насколько уменьшение числа его жителей облегчит задачу по его занятию ВС РФ? И чего ждать харьковчанам, выселенным из родных домов?

— Если учесть, что представители украинской власти даже не скрывают, что максимум на что могут рассчитывать эвакуируемые/депортируемы граждане — это содержание в пунктах временного размещения, то напрашиваются два вывода, — уверен доктор философских наук, зав. кафедрой социологии и управления БГТУ им. В.Г. Шухова Михаил Игнатов.

— Во-первых, то, что из Харькова, видимо, собираются сделать город-крепость. А во-вторых, то, что украинские власти все-таки стали считаться с репутационными издержками и поэтому эвакуируют своих граждан, но финансы не позволяют это делать адекватно.

Так же, понимая их общий иезуитский настрой к населению, думаю, что «эвакуируемые», скорее всего, предполагаются будущей дешевой рабочей силой — раз нет средств на их содержание, они просто будут вынуждены идти на низкооплачиваемые виды работ.

Тогда да, эвакуация становится депортацией, а Украина превращается в рабовладельческий рынок. Все, как любят колонизаторы из Западных стран.

«СП»: В Киеве допускают сдачу города?

— В Киеве прежде всего допускают необходимость заработка на чужом горе — чем больше нынешние власти Украины смогут сопротивляться нам, тем больше они получат западной поддержки, которую можно будет банально украсть. Видимо поэтому они и оставляют на заклание Харьков, который никогда полностью не считали своим городом, как и все остальные города восточной Украины.

«СП»: На каком правовом основании это делается вообще? Если человек не хочет ехать, как можно его заставить?

— Соблюдение прав человека и нынешняя власть на Украине — несовместимые понятия. То, какими они подметными бумагами это легимитизируют — не суть важно. Они просто делают то, что им надо, а не то, что надо народу Украины.

«СП»: Почему в первую очередь речь о семьях с детьми?

— Семьи с детьми — это те, кто не может сопротивляться. Сам факт наличия детей сильно сдерживает. При этом, повторюсь, семьи с детьми — это ресурс для пополнения рядов дешевой рабочей силы. Натурально рабство, как есть.

«СП»: Куда их отправляют? Что их там ждет?

— Депортируют ближе к западным границам Украины, где совершенно другая культурная среда, нежели чем на Востоке. Там эти люди будут максимально бесправными и с ними можно будет сделать все, что заблагорассудится.

«СП»: А те, кто уезжают сами, кто это? Запуганные? Идейные укронацисты?

— Те, кто могли уехать сами, в большинстве своем сделали это уже давно. Еще в 2022 году. Во-первых, это дорого. Во-вторых, были определенные препоны со стороны украинских властей. Взять хотя бы ту же бесконечную мобилизацию, проводимую украинскими властями.

— В юридической практике есть такой термин, как отселение, когда люди по решению властей обязаны на время или навсегда покинуть место своего постоянного проживания в виду возникшей угрозы, — напоминает Александр Дмитриевский.

— Но законодательство как России, так и Украины обязывает обеспечить отселяемых равноценной жилплощадью, за исключением случаев временного отселения. В России эта норма выполняется, а вот у Украины на это просто нет денег: отселить — отселим, а остальное — ваши проблемы.

«СП»: А как же «живой щит»?

— Уроки нынешней фазы палестинского конфликта показывают, что если противник начинает прикрываться мирным населением, то мы в первую очередь будем обязаны жалеть своего солдата. Можно сколько угодно заявлять, что мы — не «кровожадная израильская военщина», но у нас просто нет такого мобилизационного ресурса, чтобы массово жертвовать пехотой ради сохранения жизни мирных граждан.

На Украине тоже прекрасно понимают, что прикрывайся «живым щитом» или не прикрывайся, но никакая пропагандистская картинка в духе Бучи или Ирпени на западных телеэкранах не остановит Россию от выполнения целей и задач СВО.

«СП»: Ранее Зеленский заявил, что руководство и военное командование работают над усилением обороны Харькова из-за приближающейся российской армии. Готовятся к сдаче?

— По крайней мере без очень жестокого боя никто сдавать Харьков не собирается. Харьков даже без фортификационных работ уже сам по себе огромный укрепрайон: просуммируем во всех отношениях Авдеевку, Артёмовск и Мариуполь, а после умножим полученное в пару-тройку раз.

Огромные площади городской застройки сами по себе серьёзное препятствие, а здесь мы ещё имеем развитые подземные коммуникации в виде одного из крупнейших метрополитенов бывшего СССР. Ну и обширные промышленные зоны, где практически каждое предприятие занималось выпуском оборонной продукции: излишне говорить, что при СССР это всё строилось из расчёта на то, чтобы устоять в случае атомного удара!

Проще говоря, Харьков — это тот укрепрайон, в котором Киев надеется нанести чрезвычайно сильный урон России, сделав нашу победу пусть не пирровой, то такой, за которую придётся очень дорого заплатить.

«СП»: Почему в первую очередь выселяют семьи с детьми?

— Потому, что отказ эвакуироваться можно воспринимать как злостное нарушение прав несовершеннолетнего со всеми вытекающими для родителей последствиями. Всё-таки взрослый человек обладает большей свободой действий, а навязать решение несовершеннолетнему куда проще.

О том, что ждёт эвакуируемых, весьма наглядно показывает судьба грузинского населения Абхазии, вынужденного уехать в другие районы Грузии из зоны конфликта в 1992—1993 годах. Многие из этих людей до сих пор живут в обветшавших гостиницах и санаториях, куда их поселили три десятилетия назад. И перспективы получить собственное жильё у большинства этих граждан даже не предвидится.

«СП»: Многие ли уезжают сами?

— Да, многие. Причём в основном это не какие-то идейные националисты, и не те, кто связан с силовиками или чиновниками, а самые что ни на есть среднестатистические обыватели. Как это ни странно, но главной причиной отъезда становится резкое ухудшение экономической ситуации при приближении линии фронта: по сути люди уезжают вслед за уезжающей работой.

«СП»: Некоторые спешат продать квартиры за бесценок. Они уже не рассчитывают вернуться?

— Прежде всего они понимают что никто им утраченную недвижимость на Украине или на Западе не компенсирует. Поэтому хоть за бесценок, но никакая копейка лишней не окажется. Второе то, что вопрос возвращения в Харьков затянется на десятилетия при условии что будет вообще возможен.

«СП»: Насколько уменьшение численности население города облегчит задачу по его освобождению?

— Массовая принудительная эвакуация населения проводится Украиной с целью невозможности восстановления тех территорий, которые перейдут под контроль России. Задача Украины — превратить Харьков в город-призрак, который будет просто не для кого восстанавливать. Представьте себе гигантский мегаполис, в котором электросеть, теплоснабжение, водопровод, транспорт и связь рассчитаны на миллионы абонентов. Представили?

А теперь вспомним школьный курс физики, согласно которому источник энергии и нагрузка должны быть сопоставимы по своей мощности: инженерные коммуникации при сильном недостатке пользователей начинают саморазрушаться.

Поэтому вполне вероятно, что стратегические предприятия освобождённого Харькова, такие, как железнодорожный узел, нам на протяжении десятилетий придётся эксплуатировать вахтовым методом. Заселить эти территории нам будет просто некем.

— Говорить о наступлении на Харьков, увы, пока не приходится, — уверен экс-боец ополчения ЛНР Александр Аверин.

— Реальней смотрится операция по освобождению Купянска, утраченного осенью 2022 года.

Киевскому режиму неприятны кадры, на которых жители освобожденных районов приветствуют русскую армию. Понятное дело, что из районов потенциальных боевых действий отказываются уезжать именно сторонники России. Пиетета к ним Зеленский и его приспешники не испытывают. Другое дело, что вывезти всех жителей они не смогли даже из Авдеевки.

Насколько в итоге уменьшится численность городского населения, предсказать трудно. Если за Купянск предстоит сражение наподобие артемовского или авдеевского, то уехать могут даже искренние сторонники России — в разрушенном городе, где ведутся бои, банально трудно выжить.

В том же случае, если нашей армии удастся обойти город и угрожать сопернику окружением — появятся варианты. В последнее время солдаты противника несколько просели в стойкости. Люди, которых ловят на улицах ТЦКашники, не горят желанием погибнуть за Зеленского и его западных партнеров.


Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
Закрыть