Бумеранг судьбы ударил больно. Карма за оскорбление России теперь настигла Вайкуле...
Без рубрикиВ мире

Украинские беженцы побежали из Европы в Россию: выгоняют на улицу

Украинские беженцы в Ирландии признаются, что растеряны и напуганы. В скором времени они могут остаться без бесплатного жилья. Также ирландское правительство решило сократить им еженедельное пособие с 220 до 38,8 евро.

О размерах социальных выплат, как устроен их быт, и почему они побежали в Россию, рассказал «МК» переселенец из Запорожья Сергей, который с семьей обосновался в городке Слайго на северо-западе Ирландии.

Сергей родом из Запорожья, по специальности — металлург, долгие годы работал на «Запорожстали».

— Переехать в Ирландию нам посоветовали знакомые, — рассказывает Сергей. — Сказали, что там хорошие пособия. Сначала поехала жена с сыном, потом к ним перебрался и я. Благо на Украине процветает коррупция. Чтобы пересечь украинскую границу, пришлось купить справку, дающую право на «откос» от армии по медицинским показаниям. Я присягу давал один раз, еще в Советском Союзе, когда в 1990-92 годах служил на аэродроме в Плесецке, в Архангельской области. За липовую справку пришлось выложить 4,5 тысячи долларов, при этом влез в долги.

Всего в Ирландию переехали около ста тысяч украинских беженцев.

— Всех прибывающих волонтеры отвозят в центр распределения, а дальше — куда попадешь. Кто-то оказывается в общежитии или в хостеле. В одних отелях предоставляется бесплатное питание, в других с беженцев высчитывают по 10 евро в день за питание, с ребенка — по 5.

Также переселенцы, как говорит Сергей, живут в семьях. В Ирландии действует специальная программа ARP, согласно которой правительство платит владельцу жилья 800 евро в месяц, если он приютит у себя беженцев.

— Мы с женой и сыном-подростком живем в отдельной квартире в городке Слайго на северо-западе Ирландии. Сами оплачиваем коммунальные услуги. Холодная вода здесь, кстати, бесплатная. Ее смело можно пить прямо из-под крана. А вот горячая вода и электричество влетают «в копеечку». Мы со своих пособий платим за коммуналку примерно 500 евро в месяц.

Пособия, как говорит наш собеседник, пока еще, действительно, хорошие. Но, похоже, такой нарочитой благотворительности приходит конец.

— Некоторые беженцы даже откладывали какие-то суммы, как будто находятся здесь на заработках. Например, мать-одиночка получает 220 евро в неделю, плюс 50 евро на ребенка. Помимо этого есть еще и ежемесячное пособие на ребенка, которое составляет 140 евро. Пенсионерам, людям старше 65 лет, платят по 250 евро в неделю. Когда я воссоединился с семьей, нам стали платить уже меньше, по 206 евро в неделю на взрослого и 50 на ребенка.

Сейчас, правда, речь идет о резком сокращении финансовых вливаний. А работу беженцам без знания языка найти непросто.

— Ничего толкового не предлагают, в основном вакансии есть в сфере обслуживания. Это — мойщик посуды, разнорабочий. Одна из наших знакомых девушек, которая хорошо знала английский язык, смогла найти работу только горничной в отеле. Но не выдержала нагрузки, бросила все и уехала из Ирландии. Честно говоря, беженцы не очень-то и стараются подрабатывать. Им хватает пособий. Мы сами платим за коммунальные услуги, нам приходится искать подработку. Жена занята на работе два дня в неделю. При этом с нее снимают часть пособия. Если устраиваешься на полный рабочий день, тебе вообще перестают платить пособие.

— Сколько можно заработать?

— Минималка — 11-30 евро в час. За день неквалифицированный работник может заработать около ста евро. Я нашел стройку рядом с домом, подрабатываю там нелегально. Они меня зовут, когда надо что-то покрасить. Например, балки.

Ирландцы, как говорит наш собеседник, в большинстве своем очень доброжелательные и веселые люди. Они любят зависать в пабах.

— Местные стремятся с нами общаться. Но языковой барьер не дает возможности поговорить нам по душам. Общаемся, используя приложение «Google Переводчик» на телефоне.

В Ирландии в основном в ходу английский язык.

— Между собой местные иной раз разговаривают на гэльском, который для простоты называют ирландским. Но это можно услышать не часто, хотя гэльский в обязательном порядке изучают в школах. Мы ходим на курсы английского, преподаватель — местный.

Но даже здесь, на далеком острове, как говорит Сергей, украинцы продолжают делиться на западных и восточных.

— Беженцев с Западной Украины мы называем бандеровцами. Нам приходится с ними сидеть бок о бок на курсах. Они постоянно предъявляют нам претензии, говорят: «Почему вы разговариваете на русском?» А в Запорожье на русском все издавна и говорят. Хотя потом уже школы начали переводить на украинский язык. Запрещать продавцам в магазинах и сотрудникам различных учреждений общаться с покупателями и посетителями на русском. Но искоренить его так и не смогли.

Сергей говорит, что, когда он только приехал в Ирландию, на административных зданиях еще где-то висели украинские флаги. Теперь их не видно, все желто-синие полотнища сняли.

13-летний сын Сергея учится в местной школе.

— Ему попроще, чем нам. Он еще дома, в Запорожье, занимался английским с репетитором. Здесь ходит в седьмой класс, у них он — второй класс старшей школы. Что удивительно, оценок им не ставят. В школе он находится с 9 утра до 16 часов дня. После занятий все расходятся по секциям и кружкам. Кто-то рисует, шьет, занимается творчеством или спортом. Кто-то собирает авиамодели, занимается резьбой по дереву. Школьники заняты целый день. В классе у сына есть дети из ЮАР. Он как раз больше дружит с африканцами, чем с ирландцами.

В Ирландии, по рассказам нашего собеседника, достаточно много русскоговорящих.

— Это приезжие из Грузии, Латвии, Молдавии, Киргизии. Россиян пока что не встретил.

— К местному климату уже привыкли?

— Зимы, как таковой, здесь нет. Круглый год от +5 до +20 градусов. Но почти всегда ветрено. Часто идут дожди, опускаются туманы. От этого в доме постоянная сырость. Нужна вентиляция, иначе на подоконниках может появиться плесень. А вообще тут надо быть готовым, что погода может измениться в любую минуту. Местные к этому привыкли. Они при +10 могут спокойно сидеть на улице и пить холодное пиво. А при +17 — купаться в океане. У нас принято детей кутать, а ирландцы своих закаляют с самого рождения. Казалось бы, достаточно холодно, дует ветер, а ребенок у них едет в коляске без шапки и шарфа. Мы до сих пор смотрим на это с удивлением.

Как говорит Сергей, здесь принято подчеркивать, что продукты изготовлены в Ирландии.

— Ирландцы гордятся своей молочной продукцией. Она у них высокого качества. Местные, как и мы, любят картошку, у них в ходу много мясных блюд, особенно из баранины. А вот во взглядах на первые блюда мы с ирландцами расходимся. Тут не варят бульоны, как мы привыкли, на курином мясе или на говяжьих и свиных косточках. У ирландцев супы — овощные, часто — протертые. А нам надо, чтобы в тарелке с супом был кусок мяса.

Удивило Сергея и то, что в Ирландии довольно дорогая рыба. Хотя Ирландия — остров, кругом вода.

Сейчас беженцам придется пересматривать свой образ жизни в Ирландии. Правительство собирается уменьшить им пособие до 38 евро в неделю и лишить их бесплатного жилья.

— Все наши знакомые, которые переехали в Ирландию, включая соседей по подъезду в Запорожье, не хотят возвращаться на Украину. Там нет ни работы, не стабильности. Идут боевые действия. Но, если в Ирландии сократят пособия в шесть раз, придется покинуть остров. Без работы тут не проживешь.

Украинцы все чаще выбирают новым местом жительства Россию. Объясняют выбор уверенностью в завтрашнем дне — из России точно выселять не будут! — да еще язык учить не надо и в плане работы все требования едины и понятны. «Только бы пустили!», — вздыхают они.

Запорожская область вошла в состав России. Сергей надеется, что и город Запорожье в ближайшее время будет освобожден Вооруженными силами России.

— Никто не знает, где в дальнейшем будет проходить граница. Звучат мнения, что по Днепру. А у нас Днепр проходит прямо через город. Наш дом находится как раз на правом берегу. Получается, что мы можем остаться под контролем Киева?

Сергей также планирует переехать в Россию.

— У меня родственники живут в Тобольске Тюменской области. Заезжать в Россию надо только через Шереметьево. А сначала нам надо полететь в Турцию. Одни авиабилеты влетят «в копеечку». Потом надо будет сделать российское гражданство и искать работу.

Сейчас Сергей собирает деньги на билеты.

— Жена тоже не против, чтобы мы переехали в Россию. Конечно, ей придется ругаться со своей родней, которая рьяно поддерживает Зеленского и Украину. Мне порой страшно их слушать. Поражаюсь их ненависти. Они не верят, что, начиная с 2014 года, украинские националисты обстреливали Донбасс, там гибли люди. Никакие доводы слушать не хотят. Если честно, я не знаю, как мы потом будем вместе уживаться.

Светлана Самоделова

https://mpsh.ru/



Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
Закрыть