Орбан на грани: Обезумевший экс-комик погнал венгров на бой с русскими. Будапешт готовит месть?...
Политика

Казахстан два года спустя после беспорядков: опрометчивая неблагодарность

В эти январские дни в Казахстане вспоминают события двухлетней давности, вошедшие в историю под называнием «Кровавый январь» или «Кантар», как его называют в республике.

Ну как вспоминают? Стараются этого не делать – просто вынуждены. А потому, по сути, всё ограничилось банальным официозом в виде большого интервью Касым-Жомарта Токаева «Как прогрессивная нация мы должны смотреть только вперед!», данного главой государства генеральному директору ТОО «Қазақ газеттері» (такой себе украинский «Единый марафон» на казахский манер, только в области печатных СМИ) и вышедшего в газете Egemen Qazaqstan («Суверенный Казахстан»).

Понятно, что нынешней казахстанской власти не очень приятно вызывать в памяти воспоминания о событиях, в ходе которых она этой власти чуть не лишилась, но помнить об этом крайне важно – как минимум, для того, чтобы извлечь нужные уроки и не допустить повторения мятежа. А между тем, уроки, судя по всему, оказались не выучены.

Вот как рассказывает Токаев о начале попытки госпереворота (именно так официальная Астана трактует произошедшее) в январе 2022 года:

«Вначале были митинги в Мангистауской области, которые нашли продолжение в других регионах. Несмотря на все усилия центральной власти и акиматов, ситуация в стране приобрела характер дестабилизации».

Жаль только, казахстанский лидер не говорит о причинах митингов, которые начались после перехода с 1 января 2022 года к рыночному механизму ценообразования в газовой отрасли и резкому повышению цен на сжиженный газ. И всё же запомним эти слова Токаева (к ним мы ещё вернёмся) и немного углубимся в хронологию тех событий.

Первые протесты прошли на западе Казахстана в газодобывающем городе Жанаозене, и уже 3-4 января перекинулись на Алма-Ату и другие города страны. В процессе расширения волнений к чисто экономическим требованиям протестующих добавились и политические, вплоть до отставки правительства и ухода из политики первого президента страны Нурсултана Назарбаева.

4-5 января бывшая столица республики оказалась во власти мятежников, которые перешли уже к откровенным погромам. Власти объявили чрезвычайное положение – сначала в охваченных мятежом регионах, а затем и по всей стране – а после были вынуждены обратиться за помощью в ОДКБ с просьбой ввести в республику миротворческий контингент.

6 января, в канун православного Рождества, началась операция войск Организации договора коллективной безопасности в которой приняли участие подразделена ВС РФ и четырёх других стран ОДКБ, а уже 7 января порядок в стране был практически восстановлен.

Так звучит официальная версия, отражённая даже в Википедии. В реальности два года назад Токаев звонил не в Ереван (на тот момент Армения председательствовала в ОДКБ), а в Москву, и вся операция по вводу войск согласовывалась именно с Кремлём.

В итоге львиную долю из 2,5 тысяч отправленных в Казахстан подразделений сил быстрого реагирования ОДКБ составили российские военнослужащие. Из Белоруссии прибыло от 300 до 500 человек, из Таджикистана – 200, из Киргизии – 150, а из Армении – 100.

Элементарных математических вычислений уровня третьего класса общеобразовательной школы будет достаточно, чтобы понять, что зашатавшееся под Токаевым президентское кресло спасла именно Россия. Причём, даже не столько личным присутствием, сколько продемонстрированной решимостью подавить казахстанский майдан.

Но, увы, в Астане предпочли этого не заметить. Уже через полгода после кровавых событий в интервью российским СМИ на полях Санкт-Петербургского экономического форума президент Казахстана заявил, что никакого чувства благодарности к России он не испытывает, и вообще Москва здесь совершенно ни при чём – всё было сделано некими сферическими подразделениями войск ОДКБ в вакууме.

«Подчёркиваю: обращение было не к России, а к ОДКБ, членом которой является и Казахстан. На момент обращения председателем организации была Армения, а в этом году председательство перешло Казахстану.

Контингент ОДКБ был действительно миротворческим и сыграл роль сдерживающего фактора в вакханалии, разыгравшейся в те трагические дни… Миротворческий контингент ОДКБ не участвовал в контртеррористической операции и не произвел ни одного выстрела.

Армянский контингент охранял горводоканал и хлебокомбинат «Аксай», белорусский – аэродром в Жетыгене, таджикский и кыргызский – соответственно ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 города Алматы, российский – ТЭЦ-3 и объекты телекоммуникаций. Были угрозы совершения терактов на объектах жизнеобеспечения, поэтому контингент был направлен именно туда. Но самое главное – это позволило высвободить наши силы для проведения контртеррористической операции»,

– повторил Токаев в уже упомянутом недавнем большом интервью.

То есть получается, что Россия сделала не больше, чем остальные, да, и в принципе вся помощь ОДКБ была, скорее, номинальной. Вот только сами участники мятежа, которых сейчас как раз судят в республике, говорят совершенно другое.

Вот как их адвокаты пытаются оправдать действия погромщиков:

«Если нам говорят, что из России едут войска, то у нас появляется исторический страх и рефлекс защиты. Это в генах не только моих подзащитных, но и в генах всех казахов. Желание остановить наступающие войска, хотя бы выйти на переговоры, возникло бы у всех. Поэтому нельзя обвинять в том, что они вышли. Мои подзащитные не вышли с целью погромов или с целью кого-то убить, они вышли потому что они патриоты».

Повторю, всё это произносится под протокол в ходе судебного заседания казахстанскими юристами, придерживающимися, как видим, популярной нынче в Казахстане трактовки о том, что тогдашнее присутствие в республике российских было «нашествием оккупантов, которые помогли кровавому режиму жестоко подавить мирный протест казахов-патриотов».

Так кто ж на самом деле переломил ход событий в январе 2022-го – храбрые казахские спецподразделения или «русские оккупанты»?

Астана продолжает настаивать на первой версии, и даже устами Токаева напоминает, что «по договорённости со странами – участницами организации её контингент покинул страну без каких-либо предварительных условий, к тому же досрочно».

Ну а раз так, раз ничего своим союзникам казахстанские власти не должны, то и относиться к ним можно как ко всем прочим. И вот как «благодарит» сегодняшний Казахстан своих спасителей. Новости, буквально одной строкой:

В Казахстане прекратили вещание российского Первого канала.
С нового года Россия будет платить за транзит нефти по территории Казахстана на 21% больше.
Ну, и качестве бонуса – местные СМИ в открытую призывают к языковой «деколонизации» и ради этого предлагают не мешать и даже активно способствовать эмиграции русских из Казахстана.

«Один из вероятных сценариев для стран региона – оставить решение языкового вопроса на волю естественных демографических изменений. Доля этнических русских в популяции снижается уже несколько десятков лет. Русские в Центральной Азии – стареющий этнос, чей средний возраст составляет 38-40 лет. Сценарий «выжидания» мы считаем маловероятным и неэффективным. Демография играет в языковом вопросе важную, но не первостепенную роль.

Пример Туркменистана, а также Латвии, показывает, что жёсткая ограничительная политика в отношении русского языка оказалась достаточно эффективной. В частности в этих странах государственные языки уже являются – или станут в ближайшем будущем – единственными языками обучения на всех уровнях образования, от детских садов до старшей школы. Среди других мер, ограничивающих роль русского языка – латинизация письменности (в случае Туркменистана), запрет вещания русскоязычных СМИ и главное – изменение внешнеполитического курса: для Туркменистана – в сторону Турции, в случае Латвии – в сторону ЕС»,

– говорится в редакционной статье «Языковая деколонизация: сценарии будущего для Центральной Азии», размещённой на портале Factcheck.kz.

Есть, правда, одна загвоздка. Страну покидают не просто какие-то абстрактные русские, а специалисты важных и весьма дефицитных в Казахстане специальностей, а заменить их попросту некем. Массовый завоз жителей кишлаков казахской национальности из сопредельных государств вроде Афганистана или Ирана проблему никак не решает. Мало того, что они не владеют никаким языком кроме казахского, так ещё и уровень образования не позволяет надеяться на их способность заменить уезжающих.

«Главная проблема – несформированность интеллектуального научного и креативного класса, способного воспроизводить и производить знания на казахском языке», – признаются сами авторы публикации.

Ну а теперь, как и обещал, вернёмся к словам Токаева, рассказавшего, что в том «кровавом январе» всё началось на западе республике.

«На западе республики ширятся забастовки, в воздухе витает предчувствие нового путча. 11 декабря на месторождении Жетыбай Мангистауской области Казахстана начали забастовку пятьсот рабочих нефтесервисной компании ТОО West Oil Software. Они выдвинули требования, которые были поддержаны сотнями коллективов других сервисных компаний не только в Мангистауской области, но и в соседних нефтедобывающих регионах, что превратило забастовку в масштабную акцию, за которой следит вся республика… Забастовали и вышли на улицы нефтяники в Актау, Жанаозене и по всему региону и только освобождение всех задержанных делегатов остановило протесты, хотя до повторения январского путча было совсем недолго»,

– написал накануне Нового года мой коллега Владимир Прохватилов.

И снова всё начинается с экономических требований.

«Забастовщики потребовали обновления устаревшего оборудования, включения их коллектива в состав госкомпании «КазМунайГаз» и введения единой системы оплаты труда. Фактически они призвали к национализации и пересмотру итогов приватизации в Казахстане. Известно, что ранее предприятие West Oil Software было составной частью дочерней компании «КазМунайГаз» и её в свое время «оптимизировали», превратив в частную лавочку».

Я не могу утверждать, что в этот раз всё вновь может перерасти в нечто большее с повторением попытки госпереворота, но такая опасность, разумеется, существует. Вот только на дворе 2024-й, а не 2022-й, и случись что, не факт, что Россия сможет помочь также оперативно и активно как два года тому назад. «Лишних» подразделений даже для выполнения функций чисто по охране объектов у ВС РФ по понятным причинам сейчас нет.

Да, и не только в этом дело. За минувшее время в Москве убедились, чего стоит казахстанская «благодарность» в реальности. И, кто знает, быть может, спасение от Майдана «мягко-русофобского» режима Токаева покажется не таким уж и важным делом. В конце концов, находясь между РФ и Китаем, дрейфовать в сторону Запада любому казахстанскому руководству будет довольно проблематично и, кто бы ни пришёл к власти в республике, вряд ли он будет значительно хуже нынешних правителей. А раз так – можно просто остаться в позиции наблюдателей.

Впрочем, можно и помочь, только в этот раз на наших, желательно, очень жёстких условиях. Без излишней болтовни о «братстве» и «нерушимой дружбе». Хватит, наелись.

Алексей ТВЕРСКОЙ



Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
Закрыть