Орбан на грани: Обезумевший экс-комик погнал венгров на бой с русскими. Будапешт готовит месть?...
Политика

Они будут «мочить русских» дальше: Реакция из окопа на мигрантский беспредел и бредни пленных

Злоключения иноагентов вызывают у русских солдат усмешку. Вечеринки голозадых отечественных селебрити – брезгливость. А вот поведение распоясавшихся мигрантов и новоявленных граждан, которые возомнили себя хозяевами наших городов, – неприкрытую злость. Об этом и не только Царьграду рассказал военнослужащий взвода связи 10-й казачьей бригады «Дон» Павел Еремеев.

БЕРЕЖНАЯ АНАСТАСИЯ

Царьград: Продвижения в нашу сторону от ВСУ никакого. Украинский «контрнаступ» в итоге был или нет вообще или киевские солдаты только вид делали, пока Зеленский выманивал деньги у Запада на новую яхту?

Павел Еремеев: На нашем участке фронта «контрнаступ» был только в виде психологических операций: это были слухи о скором украинском десанте. И слухи эти распространялись в основном в Сети: ни тебе листовок вражеских, ни сообщений в радиоэфире – ципсошники поскупились, видимо. Зато ночами мы видели зарево и слышали, как наши ВКС по объектам в Одессе эффективно работали.

– За событиями на других участках фронта, где шли самые напряжённые бои, следили?

– Конечно, и очень внимательно. В остальном продолжали спокойно нести службу, воспринимая происходящее с некоторой иронией. Ведь из распиаренной украинской «перемоги», в которую там, похоже, верила вся страна, вышел пустой пшик.

– С пленными приходилось общаться?

– До противника нам 10 км по воде. В основном ведём артиллерийские бои или наносим удары дронами. Пленных просто неоткуда брать. Даже шпионов нет – разговорить некого.

– На роликах в Сети они заявляют, что вообще не хотели воевать и на фронт точно не вернутся. Верить их словам можно?

– Я бы не стал. Никто из нас не забыл, как отпущенные под честное слово «азовцы»* и иностранные наёмники опять отправились «мочить русню». Хотя, может, часть украинцев и искренне говорит о том, что не хочет возвращаться на войну. Это те, кого командиры бросают в «мясные штурмы» или оставляют без помощи гнить в окопах.

«Ждуны» попрятались по норам

– Приходилось сталкиваться на освобождённых территориях с украинскими «ждунами», теми, кому без разницы, чья возьмёт, лишь бы хату с края не трогали?

– С местными общаемся, и отношение с их стороны чаще всего приветливое, иногда настороженное. С агрессией на словах или на деле я, честно говоря, не сталкивался. Даже наоборот – в нашем лице они всегда искали какой-то поддержки, что ли. И сейчас жалуются нам на нерасторопность местных властей в решении вопросов с документами и лечением. Иногда с бытовыми вопросами обращаются. Мы помогаем дровами или топливом.

А недавно местные ребята и нам добром на добро ответили. Техника сломалась, они подсобили – быстро устранили неисправность. Думаю, если и есть среди местных «ждуны», то они ведут себя очень тихо и скрытно. Попрятались, наверное, как мыши по норам. Тем более ждать-то им нечего. Мы давим врага.

Кстати, в новых регионах все, служившие в ВСУ, СБУ, принимавшие участие в АТО и так далее, состоят на спецучёте…

– Правда ли, что нашим военнослужащим не рекомендуют брать продукты с рук у местного населения, чтобы не отравили?

– Насчёт отравленных продуктов предупреждение от командиров поступало. В нашем районе подобных диверсий не замечено. У деревенских мы покупали сметану, яйца, хлеб из местной пекарни. Женщины пекли для нас пирожки из муки, картошки и масла, которые мы им передавали. Нареканий на самочувствие ни у кого не было.

А вот с природными деликатесами, как оказалось, надо быть осторожней. Один боец выпал у нас из обоймы дня на три – отравился местными несвежими крабами, которые передали из отряда на берегу.

«Страх, что СВО закончится на полуслове»

– Чего больше всего сейчас опасаются наши солдаты на фронте, что относительно хода спецоперации их тревожит?

– Кроме обычных солдатских тревог: не попасть под обстрел и не подвести товарищей, за которых обычно переживаешь больше, чем за себя, есть молчаливый страх, что СВО закончится «на полуслове». Без освобождения Очакова и Одессы. А это же наша история, наши русские города, которые должны быть возвращены. К счастью, последние новости с разных участков фронта дают надежду, что этот шаг всё же будет сделан.

– Доходят ли в окопы новости с большой земли? Какие события, происходящие в тылу, вы обсуждаете горячее всего?

– В блиндажах и расположениях зачастую есть телевизоры, иногда бывает возможность почитать, что пишут в интернете. Поэтому, когда выпадает возможность, читаем новости не только о положении дел в самых горячих точках, но и обычную ленту просматриваем. Обсуждаем спорт, автомобильный рынок, новые отечественные сериалы.

– И как вам «Слово пацана»?

– О реакции на него всяких политиков тоже спорили между собой. Сошлись на том, что весь негатив – или рекламная акция, или приступ ханжества отдельных персон. Товарищи, кто постарше, помнят реалии 80-х и считают фильм правдивым.

Веселья ради смотрим украинские новости. Особенно интересны сюжеты про наше место службы и про то, как у нас всё плохо: вот-вот сдадимся или побежим. Такие известия у нашей бригады только смех вызывают.

– О злоключениях «звёзд»-иноагентов слышали?

– Конечно, последние сообщения про Акунина** нас особенно позабавили. Скандал с этим пранком и удивительно быстрое возбуждение уголовного дела против писаки радуют не меньше, чем массовые рейды по поимке мигрантов.

– Как думаете, нужны фронту такие солдаты, чем они могут быть полезны?

– На новости про этническую преступность дома, в наших городах, у ребят реакция бурная. Мы тут бьёмся, а эти работнички там хозяйничают, зачастую творят беспредел. Это не может не вызывать искреннюю злость. Спецоперация вскрыла эту проблему как гнойник. О ней уже говорят даже главы МВД и Следственного комитета. Радует, что власти на местах хоть как-то начали реагировать, вылавливают нелегалов.

Только вот насчёт новых бойцов из выловленных новых сограждан у нас иллюзий нет. Берут сомнения относительно качества такого вояки, силком загнанного в окоп. Однако как строители – под надёжной охраной – они бы на фронте пригодились. А добровольцы, желающие защищать Россию, в принудительном вручении повесток не нуждаются.

– Какие прогнозы строят, как высказываются между собой относительно 2024 года и хода СВО?

– Прогнозами пусть политологи занимаются. Исход дела зависит ведь не только от нас, но и от того, что происходит в глубоком тылу. У нас кто-то кровь проливает, а кто-то голой ж*** крутит. Одни граждане последнюю копейку волонтёрам отдают, другие миллиарды долгов только по налогам непонятно как нажили. У нас в окопах война, а депутаты о стандартах шаурмы рассуждают. Вот такой расклад. Поэтому у русских солдат план простой – драться с врагом до победного. И надежда, что в новом году с этим планом справимся.

__________________

* Националистический батальон «Азов» – запрещённая на территории России террористическая организация.

** Григорий Чхартишвили (пишет под псевдонимом Борис Акунин) внесён Росфинмониторингом в реестр лиц, причастных к террористической и (или) экстремистской деятельности.



Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
Закрыть