Обречённая на проигрыш сделка с дьяволом: Ротару продала Россию и поплатилась...
Политика

Быстрая победа была России не нужна

Священник из Ленинградской области отец Сергий Оржаховский работает с отрядами «Шторм», в которых воюют бывшие заключённые. Побывать в зоне СВО ему довелось ещё осенью 2022 года. Настроения у людей, по его словам, тогда были «просто караул». Достаточно вспомнить, что происходило в то время — отступления на фронте, неразбериха с мобилизованными… И священник решил ехать на СВО — укреплять людей. Сейчас он окормляет подразделения одной из дивизий. И настроения в войсках, по его словам, стали совершенно другими.

Возвращаясь с боевой задачи, многие штурмовики идут к священнику, в походную часовню. Они все на эмоциях. Ставят свечки, кто-то не может сдержать слез.

«Я тоже на эмоциях. Слушаю их истории. Многие свидетельствуют о чудесах», – рассказывает отец Сергий.

Рядом с бойцом разорвалась мина, он думал, что погибнет, а он даже не ранен. Кому-то осколки попали в бронежилет, у кого-то прошли рядом с ухом. У каждого из штурмовиков есть такой случай. У каждого! Часто батюшка слышит от них:

«Меня Бог спас. Потому что логических объяснений произошедшему быть не может».

Неоднозначное отношение

Но в случае с заключёнными, которые составляют костяк «Шторма», главное чудо – сами эти люди. Отношение к таким добровольцам в обществе неоднозначное. Неоднозначным было оно и в войсках. Отец Сергий наблюдал, как это отношение менялось. Поначалу добровольцев из колоний приняли настороженно, не знали, чего от них ждать. Но сейчас окружающие, в том числе командиры, относятся к ним с большим уважением.

«Среди этих людей есть заключённые с большими сроками – лет по десять, им ещё долго было сидеть. Но есть и те, кому до выхода на свободу оставалось все два месяца. И они всё равно пошли в штурмовики, зная, что «Шторм» – это часто дорога в один конец», – говорит отец Сергий.

За полгода в таких отрядах остается в строю процентов десять-двадцать из состава. И заключенные об этом знают.

Но для этих людей, почти отсидевших свой срок, было важно не освободиться, а именно пойти воевать за Родину. И еще они увидели в СВО счастливую возможность расстаться с прошлым. Я слышал от многих: «Хочу изменить свою жизнь».

Тот же мотив движет не только заключёнными, но и людьми на воле. Многие не удовлетворены тем, как сложилась их жизнь. Признавались священнику, что чувствовали себя на «гражданке» бесполезными и если бы не война, умерли бы от водки, от отсутствия интереса к чему-либо. СВО предоставила им шанс совершить что-то важное. А кому-то – и «положить жизнь за други своя».

И отец Сергий не сомневается: за это Бог в полной мере воздал им на небесах. На СВО происходит перековка. Бойцы признаются священнику, что на фронте на многое стали смотреть иначе, начали дорожить тем, чего раньше не ценили, – своими близкими, своей жизнью.

А ещё СВО можно назвать чистилищем.

«Посмотрите, сколько всего вскрылось. Мы, конечно, догадывались, что среди наших граждан много «неграждан». Но не знали что они настолько злобные. А тут всё всплыло. И в нас самих в том числе. Это хорошо», – говорит отец Сергий.

Батюшка считает, «хорошо, что Бог не дал быстрой победы». И с ним согласны его подопечные из «Шторма»: если бы всё закончилось ещё весной, у нас в стране ничего бы не изменилось.

«Внешне всё бы блестело. Были бы прекрасные отчеты в экономике, во всем. А так выяснилось, что у нас много недостатков везде. Сейчас они быстро исправляются. И слава Богу! Но жертвы, жертвы… Увы, то, что происходит в авральном порядке всегда требует надрыва и жертв».

Одно из впечатлений отца Сергия: на СВО не все герои, кто награждён, и очень много не награждённых геройских ребят. Тут всё зависит от ситуаций, от командиров подразделений, от командования более высокого уровня.

«Есть несвятые святые. А у меня после командировки на СВО появилось своё определение – «негеройские герои». Лично я бы в ноги поклонился простым русским мужикам – тамбовским, воронежским, липецким, орловским, курским. Ребятам-механизаторам. Они – соль земли. На них многое держится. В том числе и на фронте».

«Роптать не должно»
Отец Сергий почти за год пребывания в зоне СВО не видел людей озлобленных. Усталость есть, ненависти нет. Общее настроение – «терпим, каждый за свой участок несём ответственность».

Особенно устали мобилизованные. Многим из них не нужны ни награды, ни деньги – только бы домой.

«Люди больше устают не физически, а психологически. От того, что изо дня в день одно и то же».

Но, по наблюдениям отца Сергия, побывав в отпуске, бойцы возвращаются на фронт без сожаления. Он и сам через это прошёл.

Признаётся, что когда, проведя безвылазно «за лентой» пять месяцев, оказался в городе, – будто вышел из леса. И он, и ребята, вместе с которыми ехал в отпуск, «как дикари» смотрели на людей, на машины, на работающие светофоры. Но «культурный шок» быстро прошёл. А потом его снова потянуло на СВО.

«Потянуло к людям, которые там остались, с которыми хлебаешь по полной. Не скажу, что они прямо друзья закадычные, но стали так дороги, что ты их уже просто не можешь оставить».

Фронтовой опыт, по словам отца Сергия, учит человека быть благодарным. За то, что он имеет в жизни. Учит не бухтеть из-за всяких мелочей, которые действительно мелочи по сравнению с тем, что переживают люди в зоне СВО.

«Благодарность – лучшее средство для благополучной жизни и мира с самим собой. У каждого из нас есть очень много, за что нужно Бога благодарить. Я противник ропота, недовольства начальством, поиска виноватых. Делай на своём месте то, что должен, и тогда жизнь будет налаживаться», – говорит отец Сергий.

Это не патриотические лозунги, а христианские правила – делай, трудись, не ропщи.

«Роптать не должно. Лично я доверяю нашему Верховному главнокомандующему. Далеко не всё у нас идеально. Но это не значит, что начатое надо бросить. То, что случилось, было неизбежно. Удивительно, что не случилось раньше»…

https://tsargrad.tv/articles/bystraja-pobeda-byla-rossii-ne-nuzhna-otkrovenija-zakljuchjonnyh-iz-shtorma-z-o-tajnyh-smyslah-svo_938023

Послесловие от Прихожанки:
Десятки священников и монахов ушли на фронты Специальной военной операции добровольцами. Есть уже и мартиролог павших в боях священников:

✞ 24 МАРТА 2022 года при обстреле села Журавлевка на границе Харьковской и Белгородской областей погиб протоиерей ОЛЕГ АРТЕМОВ, помощник командира бригады по работе с верующими военнослужащими.

✞ 9 СЕНТЯБРЯ 2022 года, в результате артиллерийского обстрела погиб иерей АНАТОЛИЙ ГРИГОРЬЕВ, настоятель храма Богоявления Господня в селе Исаково Зеленодольского района Республики Татарстан.

✞ 25 СЕНТЯБРЯ 2022 года, в результате обстрела, погиб протоиерей ЕВФИМИЙ КОЗЛОВЦЕВ, походный священник сводной добровольческой казачьей бригады «Дон» имени Архистратига Михаила.

✞ 6 НОЯБРЯ 2022 года на Херсонском направлении, получил смертельное ранение и скончался на месте от разорвавшегося в трех метрах от него реактивного снаряда американской установки «HIMARS» протоиерей МИХАИЛ ВАСИЛЬЕВ.

✞ 21 НОЯБРЯ 2022 года скончался от ран, полученных в зоне проведения СВО в Херсонской области, иерей АЛЕКСАНДР ЦЫГАНОВ.

✞ 22 ЯНВАРЯ 2023 года погиб, вытаскивая раненых в Бахмуте, иеромонах ДАМАСКИН (Волин), насельник Свято-Николо-Шартомского монастыря.

✞ 7 сентября 2023 года погиб насельник Алапаевского монастыря Новомучеников и исповедников российских инок ТЕРЕНТИЙ ДМИТРИЕВ

✞20 декабря 2023 года погиб клирик храма в Гремячинске Пермского края АЛЕКСАНДР БЕРЕЗОВСКИЙ. Он служил санитаром медицинской роты.

«Когда ты идешь на войну (на войну же ходят не убивать, а умирать), ты уже переступаешь через все, что тебе дорого, расстаешься с этим навсегда,» — говорил павший на СВО протоиерей Михаил Васильев.

Вот в этом — главное отличие русского воина, которое делает его непобедимым: он идет «НЕ УБИВАТЬ, А УМИРАТЬ». За Россию, за правду, за Родину и за Веру. И уходят они не в землю сырую, а в Вечность святую. В Царствие Небесное.



Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
Закрыть