Русские начали по-настоящему: Ответ на американские кассетные бомбы оказался сильнее в 10 раз...
В мире

Игорь Левитас: Боюсь сглазить, но в культурной политике России что-то явно меняется

Не буду оригинальным, если скажу, что заканчивается год 2023-й. И что удивительно, вот-вот наступит год 2024-й. Не мною придумано, но, провожая старый год, люди вспоминают, что у них в прошедшем году было хорошо, а что плохо. Поскольку я не внешнеполитический обозреватель и аналитик (должен же я чем-то отличаться от подавляющего большинства пишущих), то не буду касаться глобальных тем, волнующих человечество.

Нет, все, не удержусь — буквально одной строкой. Мы с вами свидетели величайшего события первой половины 21 века, а, возможно, и всего этого века — слом гегемонии США. Мировой жандарм, мировой террорист, мировой военный преступник начинает потихоньку отходить в мир иной. Я, наверное, это не увижу, но надеюсь, что это увидят уже мои внуки.

Ну, а я о своем, о том, что мне ближе и по образованию, и по воспитанию. О культуре и искусстве. Причем российских, ибо другие меня мало интересуют — я человек русской культуры, русского менталитета, Русского мира — его традиций и обычаев. Скажем прямо — начало года не внушало какого-либо оптимизма. Шел еще первый год СВО, некоторые из деятелей культуры и искусства вдруг решили, что пацифизм и предательство Родины — это синонимы, и дриснули за границу. Да ладно бы, просто уехали. Но нет! Из безопасного далека они начали поливать свою Родину грязью. И неожиданно обрели себе защитника в высоких кругах.

«Нужно бороться за уехавших из страны россиян, — заявил Дмитрий Песков. — Они все наши граждане, все в равной степени… у всех могли быть разные причины для того, чтобы уехать».

Странное всепрощенчество. Как говорит пословица: «Простить — значит понять». Если Дмитрий Сергеевич может понять и, соответственно, простить таких, как Гребенщиков, Галкин, Меладзе, Земфира*, то начинаешь понимать, откуда растут ноги у такого явления, как медленное вползание обратно в Россию тех, кто не так давно обмазал ее сажей и извалял в перьях.

Так начинался 2023 год. Так он и продолжился. Ярким было отношение не последних представителей творческой интеллигенции на смерть врага России, записного русофоба Вахтанга Кикабидзе. Человек, где только мог, проклинал Россию, русский народ, а некрологи говорили о нем, как о лучшем друге страны. Спецпредставитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству (!) Михаил Швыдкой заявил:

«Он для многих из нас символизировал ту великую дружбу народов».

И этот человек представляет президента России, того самого, которого Кикабидзе называл «сатаной»?! А писательница Виктория Токарева, а актриса Елена Проклова, а режиссер Владимир Фокин, и многие другие? Да ладно, отдельные люди — российские телеканалы рассказывают, какой он был хороший и великий. ТАСС рассыпается в похвалах.

Дальше — больше. В мире с подачи самостийников начался процесс переименования произведений искусств и рейдерский захват Украиной имен и творческого наследия русских художников, писателей, композиторов. В Лондонской галерее переименовали работу Эдгара Дега «Русские танцовщицы» на «Украинские танцовщицы». А в марте Метрополитен-музей в Нью-Йорке после требований украинских активистов изменил название картины французского художника Эдгара Дега «Русская танцовщица» на «Танцовщица в украинском наряде». Тут медицина бессильна! Бедный Дега.

Если говорить о российском телевидении — то это отдельная статья. В марте — апреле прошлого года вроде бы произошёл поворот к вечному, светлому, доброму — на экраны начали возвращаться прекрасные советские фильмы, гордость не только русского, но и мирового искусства. Но «недолго музыка играла» — и всё вернулось на круги своя. Передачи Малахова — это «одинокая бродит гармонь». Во всех смыслах. Фильмов о том, что происходит сейчас, практически не снимают. По ТВ показали только один документальный фильм о нынешнем Донбассе — великолепную работу Александры Франк «Донбасс. Дорога домой». А что другие? Не интересно? Боятся, что фильм такой направленности в Канны не возьмут? Зато всякую, простите, ерунду ни о чём — пожалуйста.

В эти месяцы (февраль — апрель), кроме обычных скандалов, внимание общественности (а точнее, всех, кому не безразличен театр) привлекло закрытие последнего спектакля с Ахеджаковой. Два месяца раздумывала Лия. Думается, что по большому счёту все вздохнули с облегчением. Но рано радовались. Что же случилось? А ничего — театр просто превратился в инкубатор для предателей. Режиссёр Артур Соломонов решил поставить спектакль о жизни Иосифа Сталина «Как мы хоронили Иосифа Виссарионовича». Это вообще нынче модная пьеса для всяких отщепенцев — в Тель-Авиве её играл небезызвестный Александр Белый с «группой товарищей». В Риге же в главной роли ещё один заукраинец — Александр Филиппенко.

А в марте фильм «Навальный» канадского режиссера Дэниела Роэра получил премию «Оскар» в номинации «Лучший документальный фильм». Это присуждение к какой области относится — к политике или к творчеству? И кто присуждал эту премию? По протоколу для обсуждения работ в номинации «Документальный фильм» собирается специальная комиссия. Вот высказывания ее членов (именно это слово):

«Я посчитал, что это правильно. Важна не художественная ценность картины, а его [фильма] социальный посыл. Обещаю, что обязательно его посмотрю»,

— Джим Керри.

«Сам фильм посмотреть пока не удалось, но, в целом, я представляю содержание. Уверен, что еще долгие годы мы будем равняться на эту работу. Я голосовал за него»,

— Морган Фриман.

«Не смотрела, но знаю, что картина про еще одного безымянного узника ГУЛАГа. В наше время такого происходить просто не должно. Надеюсь, мой голос изменит этот мир к лучшему»,

— Дженнифер Лоуренс.

Просто калька с известного советского мема 1958 года: «Я Пастернака не читал, но осуждаю!».

А в мае умер Юдашкин. Это действительно была утрата для российской культуры. Тем паче, что буквально перед ним умер другой мэтр советской моды — Зайцев. Но если похороны Зайцева прошли незаметно, то из похорон Юдашкина устроили шоу. Но, конечно, самым шокирующим для многих явилось действие господина Пескова. То, что он приедет на похороны, сомнений не вызывало — это же не похороны убитого украинскими террористами военного корреспондента или молодой писательницы-антифашистки. Тут дела государственной важности — ручку поцеловать даме, которая бросила Родину в трудную минуту, которая лелеет и не осуждает своего мужа, поносящего Россию.

Да, да, мадам Пугачева почтила своим присутствием похороны друга. Что, вообще-то, можно поставить ей в заслугу, если бы не одно «но»… Посмотрите, сколько и что написано о похоронах Юдашкина? Вы маму его там видели? Жену, дочь? Пугачёва в анфас, Пугачёва в профиль, Пугачёва выходит из машины, Пугачёва садится в машину, Пугачёва с Песковым, Пугачёва без Пескова. Кстати, Песков так и сказал Пугачевой: «Как вы? Я очень рад вас видеть». Так нечего потом удивляться, что все эти пуга-галкины, слепаковы, гребенщиковы, хаматовы и прочие — все они уверены, что скоро вернутся в Россию и продолжат собирать деньги со всепрощающего российского зрителя.

Тем более, что там, куда все эти крысы сбежали из России, они с ужасом стали понимать, что никогда они там не были нужны и не будут никогда своими. Шендеровича уже два раза кетчупом разукрасили: и в Вильнюсе, и в Таллине. А он уж так изгалялся над своей Родиной, уж так ее грязью поливал! Ан нет — для всех, кому он так хочет понравиться, он все равно чужой. И даже не по причине национальности, хотя в его возрасте надо понимать, как в странах, где правят нацисты, относятся к евреям. Старость пришла, а мудрость потерялась по дороге вместе с честью и порядочностью!

Вот еще одно подтверждение этого правила. Участница литературного фестиваля Prima Vista в Тарту — сотрудница Еврейского музея в Кракове украинская поэтесса Анна Грувер — написала донос на другую участницу этого же фестиваля — израильскую писательницу Линор Горалик* за то, что та пользуется русским языком. Выступление Горалик* отменили.

«Они не пошли на фронт воевать на стороне Украины. Они не остались бороться против своего режима. Они не хотят поражения для своей страны»,

— считает украинская поэтесса Олена Гусейнова.

Я привел только некоторые выразительные моменты уходящего года, но таковых было немало. И ничего не давало надеяться на изменение в культурной политики страны. Но на то он и Новый год, чтобы приносить сюрпризы и сюрпризы радостные. В декабре, наконец-то, начали убирать из магазинов книги Быкова и Акунина. Что может быть расценено, как прекрасная новость — врагов надо бить рублем, а точнее долларом. А потом случилась «голая вечеринка», и на удивление её участники не вышли сухими из воды. Хотя все были в этом уверены. Киркоров даже побежал жаловаться Пескову: «Я просто пописать зашел, а меня врагом называют»…

Лолита ужом извивалась, что согласитесь, при ее габаритах непросто, хозяйка бала Ивлеева вообще горючими слезами на публике заливала, но и их ударили денюжкой. То, что Песков не отмазал кореша — странно, может быть, звезда стала закатываться… Но кто-то выбрался. Как всегда: Ксюша — платьицо из плюша, непотопляемая наша. А остальные… Они лишились новогодних концертов и фильмов. А это неплохие деньги.

Так что Новый год мы можем встречать в радостном предчувствии каких-то положительных перемен в российской культуре, в российском искусстве.

Вот давайте за это и поднимем бокалы! С наступающим Новым годом!

*Физическое лицо, выполняющее функции иностранного агента

Игорь Левитас



Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
Закрыть