Выжжен лагерь с инструкторами США, базы зажимают в котёл. Арабы окончательно потеряли страх перед Штатами...
Россия

На Западе снова гадают, чего хочет Путин

Бывшие наши партнеры опять принялись играть в свою любимую угадайку. «Чего хочет Путин?» — задаются вопросом авторы влиятельных СМИ. Ответы дают просто поразительный разброс: не то президент России готов умолять о мирных переговорах, не то вот-вот шарахнет «Сарматом» по Европе.

В New York Times увидели, например, что Путин посылает на Запад «сигналы о мире». Причем посылает тихонько, чтобы никто вокруг не заметил. Выглядят «сигналы» предельно странно. Например, в июне этого года, когда начался украинский «контрнаступ», «близкие к Кремлю люди» подметили, что президент России с нетерпением ждал новостей с поля боя. Ну, собственно, мы их все тогда ждали. Против нас перла, по сути, натовская армада, кто же знал, что мы так блистательно ее разгромим?

Другой «сигнал» заключался в том, что главнокомандующий проводил по две видеоконференции с военными в день, получая детальную информацию о том, что проходило на поле боя. Ну что должно быть в голове у людей, которые в этом видят «приглашение к переговорам»?

В публикации упоминается мнение министра обороны Шойгу о том, что Путин полон решимости продолжать борьбу. Признается, что американцы не могут остановить конфликт. И практически тут же, без перехода: «Путин в частном порядке телеграфирует о желании объявить о победе и двигаться дальше».

Выглядит это как дешевый вброс накануне президентских выборов, призванный расколоть электорат самого популярного кандидата, напугав людей каким-то секретным договорняком. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сухо пояснил газете: «С точки зрения концепции …> эти тезисы неверны. Путин действительно готов к переговорам, он не раз об этом говорил. Россия по-прежнему готова, но исключительно для достижения своих собственных целей».

Но остановить игру в угадайку невозможно. В нее играют чуть больше, чем все. Журнал Foreign Affairs предлагает свою версию, «чего хочет Путин». Оказывается, на каком-то этапе эскалации он собирается применить стратегическое ядерное оружие по США и странам НАТО.

А как же старая страшилка про то, что Россия применит ядерное оружие на Украине? А ее уже сдали в утиль. Она должна была запугать нейтральные страны, заставив их осудить Россию и примкнуть к США. Но фейк был таким дешевым, что никто на него не купился.

Теперь те же страны запугивают полномасштабной ядерной войной, которую якобы начнет Москва.

Несмотря на то, что президент не раз подчеркивал, что стратегическая концепция применения Россией ядерного оружия не изменилась, Foreign Affairs живописует разнообразные сценарии нападения русских на НАТО. Тут и атака обычными вооружениями, и тут же — чтобы не успели опомниться — удар ядерным оружием по Восточной Европе. В любом случае это будет быстрая эскалация, на которую у США, как признает автор, достойного ответа нет: «Путин знает, что Вашингтон не хочет рисковать ядерным конфликтом из-за Украины. …> Он будет исходить из того, что Вашингтон предпочтет пойти на компромисс, а не нанести ядерный удар по самой России, что может повлечь за собой ядерный удар по территории США».

Хотелось бы уже какой-то определенности, на самом деле. Так Путин хочет выиграть ядерную войну против США, или он просит Штаты о мире? Или Путина вообще нет, а, как пишет уважаемое некогда немецкое издание Deutsche Welle*, мы видим его двойников? Но тогда кого же так слаженно проклинают западные СМИ, если там одни двойники?

Поразительная растерянность эта вызвана, конечно, страхом перед унизительным поражением. Украина заканчивается, западникам надо как-то соскакивать с темы. Понятно, что Россия если и будет вести переговоры, то с позиции победителя.

И тут побежденная сторона заводит знакомый плач Ярославны: о, эта загадочная русская душа, это сплошные потемки, это «загадка, завернутая в тайну внутри головоломки», и прочая чушь. Мы не понимаем, чего хочет ее лидер, мы не знаем, как с ним договариваться. «Чего же ты хочешь?» — помнится, был такой роман в эпоху «оттепели».

Но чтобы понять, чего хочет Путин, не нужно гадать на кофейной гуще. Президент России не раз открыто высказывался на темы войны, мира и переговоров. Он не Джо Байден, ему не нужны переводчики на человеческий язык, все и так понятно.

Вот, например, насчет войны с НАТО: «Руководство Соединенных Штатов и НАТО говорит: если сейчас на Украине Россия победит, следующие — страны НАТО. Да зачем нам эти страны НАТО? Они нам никогда нужны не были — и сейчас не нужны, и в будущем нужны не будут. А для чего так говорят? Чтобы побудить их (европейцев) деньги платить — вот для чего».

А вот насчет переговоров: «Что касается Соединенных Штатов. Мы и с ними готовы выстраивать отношения. Мы считаем, что США — важная, нужная страна миру. Но эта абсолютно имперская политика мешает им самим, даже не нам — им мешает. Почему? Потому что в общественном сознании они должны себя вести как империя и, если они в чем-то где-то договариваются или в чем-то кому-то уступают, это уже воспринимается электоратом как какой-то провал или пробел. …> Когда произойдут какие-то внутренние изменения, когда они начнут уважать других людей, другие страны, когда будут искать компромиссы, а не с помощью санкций и боевых действий пытаться решать свои вопросы, тогда будут созданы фундаментальные условия для восстановления полноценных отношений. Пока таких условий нет».

Манипуляции, ложь, клевета, заведомое нежелание выполнять договоренности, патологическое желание унизить собеседника, мания любое свое поражение выдавать за победу — все это мешает Вашингтону выйти сегодня на так необходимые ему переговоры по Украине. Пока там этого не поймут, говорить с ними не о чем. Правильное понимание происходящего успешно доносится Вооруженными силами России на линии боевого соприкосновения.

* СМИ, выполняющее функции иноагентов в России.

Виктория Никифорова



Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
Закрыть