«Капкан» для русских на Днепре. Рассекречен новый приказ. Живых не будет...
Политика

Когда и как не станет Украины

Сокращение западной поддержки гарантирует грядущее поражение Украины. В его неизбежности не сомневается никто, кроме фонтанирующих казенным оптимизмом главарей киевской хунты. Теперь от обсуждения того, чем закончится конфликт, наблюдатели переходят к дискуссиям о будущем страны: каким оно будет — и будет ли вообще.

«Можно предположить, что ничего кроме безусловной капитуляции Украины Россия не захочет. Если мы в НАТО будем упорно твердить, что после завершения боевых действий, остаток Украины немедленно примем в альянс, нравится это Москве или нет, то мы должны знать, что Россия этого никогда не допустит, — вполне разумно рассуждает в своей статье в газете Hlavný dennik кандидат в президенты Словакии Штефан Гарабин. — В таком случае Россия просто возьмет все управление оставшейся территорией Украины на себя. Россия и сама может постепенно помочь ей восстановиться и благодаря положительным результатам тем самым завоевать симпатию местных жителей. Кроме того, возможно проведение новых выборов, а может, и референдума о присоединении Украины к России».

На первый взгляд сценарий кажется фантастическим. Россия присоединит к себе Украину! Да на это не согласится никто ни в ЕС, ни в США! Да во всем мире никто на это не согласится!..

А насколько сегодня влияет на позицию России мнение европейцев и американцев? И насколько — мнение «всего мира»?

Ответ на первый вопрос очевиден: не влияет. За последние десять лет Россия не раз доказала, что национальные интересы для нее важнее мнения «прогрессивной международной общественности». Это подтверждает возвращение Крыма в родную гавань. Поддержка и признание ЛДНР. Принятие в состав Российской Федерации новых регионов: Донецкой и Луганской народных республик, а также Запорожской и Херсонской областей.

Ответ на второй вопрос звучит иначе: «всего мира» уже нет. Эпоха американской гегемонии закончилась, а коллективный Запад начинает проигрывать по степени влияния Глобальному Югу. Несмотря на политические реверансы в сторону международного права со стороны союзников по БРИКС и кандидатов в члены этой организации, действия России встречают практически полное одобрение. Даже в ЕС уже появились страны, солидарные с ее позицией — те же Словакия и Венгрия. И делают они это не потому, что являются пророссийскими, а потому, что того требуют их национальные интересы.

Получается, внешних причин, мешающих России решить судьбу Украины по своему усмотрению, нет. Скорее есть обстоятельства, влияющие на то, как именно это будет происходить. И от этого зависит, какой сценарий будущего «страны 404» станет наиболее вероятным.

Первый из них назвал Штефан Гарабин. Это активное участие России в восстановлении Украины и постепенное завоевание симпатий не покинувших страну украинцев, что в итоге приведет к референдуму по вопросу воссоединения Украины с Россией, своего рода новой Переяславской рады.

Случится это может, например, в результате поражения, которое, как пишет портал «Газета по-украински», «не оставляет шансов на восстановление экономики».

«Во внутренней политике у Украины также есть проблемы, потому что проводить выборы во время бесконечного военного положения невозможно, — утверждает издание, — а если их провести, то они либо законсервируют нынешнюю власть наихудшим образом, что даст Западу основания окончательно отказаться от Украины как недемократической страны, либо приведут к массовым протестам, что будет иметь крайне негативные последствия».

Второй вероятный сценарий — раздел Украины по национальному признаку. Это означает возвращение существенной — в основном русскоязычной или вообще русской! — части страны в состав России.

Главный претендент на новые земли на востоке — Польша. Есть немало признаков, что внезапный прирост ее территорий фактически одобрен коллективным Западом. Именно полякам Америка сегодня отводит роль «нового лидера Европы», о чем откровенно заявил в интервью замгоссекретаря США Джеймс О’Брайен.

Ползучая аннексия «восходных кресов», как в Польше называют западные области Украины, идет с самого начала СВО. Именно тогда польские политики осознали, что судьба дарит им шанс чужими руками вернуть утраченные в 1939 году территории. Как только Киев потеряет реальную власть, в западных областях почти наверняка развернется кампания по подготовке референдумов о воссоединении с Польшей.

Предсказать их исход нетрудно. Постепенная полонизация — повышение статуса польского языка до уровня чуть ли не государственного, двуязычные и бивалютные ценники, польская пропаганда в школах — не может не дать свои плоды, и западные украинцы превратятся в поляков. Правда, второго сорта, но ни на что другое при таком развитии событий им рассчитывать не приходится.

Как только подобный исход станет очевиден, претензии на украинские земли заявят и другие соседи Украины. В сентябре прошлого года бывший министр иностранных дел Румынии Андрей Марга заявил, что «Украина находится в неестественных границах». И четко назвал регионы, которые она должна отдать: Польше — Галицию, Венгрии — Закарпатье, а Румынии — Буковину. Хотя румыны готовы претендовать и на большее: на ту же Бессарабию и Герцаевский район Черновицкой области, а также севера Одесской области. Словакам тоже есть чего хотеть: в Закарпатье компактно проживают русины, родственники которых населяют приграничные территории Словакии.

Третий сценарий будущего Украины — самый пока вероятный. Если западные «партнеры» додавят нынешние власти страны до мирных переговоров, Киеву не останется ничего, кроме как признать потерю воссоединившихся с Россией регионов и согласиться на демилитаризацию и денацификацию. Таковы заявленные цели СВО, и отказываться от них Москва не собирается.

Такой сценарий не гарантирует украинцам стабильного будущего. Переговоры невозможны без смены власти и демократизации внутренней политики на Украине. Это почти неизбежно приведет к дестабилизации положения в стране, купировать которое можно будет только внешним вмешательством. Допустить подобное Россия никак не может: фактически это будет означать потерю с таким трудом достигнутых результатов. А без вмешательства извне ситуация вновь склонится к одному из двух вышеописанных сценариев.

Есть, конечно, вариант, при котором после завершения СВО Украина сохранится как государство в нынешних границах, но с разрушенной в ходе военного противостояния экономикой и инфраструктурой. Зарабатывать на жизнь сам Киев не сможет, и тогда его спасет только вступление в ЕС и евросоюзовские подачки, к которым, возможно, добавятся и какие-то транши из США.

Украинцы заплатят за это окончательной потерей суверенитета и переходом на ручное управление из-за рубежа. Подобная роль унизительна для большинства стран, но Киев согласится с нею ради статуса «европейского государства». Россию подобное развитие событий при жестких гарантиях нейтральности Украины тоже вполне устроит.

Какой бы сценарий в итоге не реализовался, исход один: как самостоятельная страна Украина перестанет существовать. Такова цена скачек на Майдане и неистребимого желания служить интересам Запада в надежде на будущее вознаграждение.

Его не будет. И Украины, получается, тоже не будет. Допрыгались. Вернее — доскакались.

Автор: Антон Трофимов



Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
Закрыть