«Капкан» для русских на Днепре. Рассекречен новый приказ. Живых не будет...
Россия

Разрастётся ли «китайская пневмония» до новой пандемии страшнее коронавируса?

С середины октября из Поднебесной стали поступать тревожные новости: неизвестный вирус штабелями укладывает едва успевших вздохнуть от ковидных ограничений китайцев на больничные койки. Симптоматика – высокая температура, воспаление лёгких, без кашля (но потом всё же кашель появился), озноб, лихорадка, сыпь. И ещё: основная возрастная группа заражённых – дети. С чего всё началось, как лечить и проч. – непонятно. Памятуя о том, что коронавирус двинулся на мир именно из Китая, первое, что приходит в голову: неужели история повторяется?

Конспирологи мигом ухватились за теорию, что это новые происки неугомонных глобалистов, решивших измордовать человечество новоиспечёнными инфекциями. И определённая почва под этой версией имелась.

Во-первых, новая пандемия была предсказана, и не кем-нибудь, а самим Биллом Гейтсом – одним из амбассадоров идеи глобализации, предрёкшим ещё в 2015 году, то есть за пять лет до вспышки ковида, эпидемию, которая скосит миллионы людей. В конце ноября 2020 года Гейтс в своём подкасте заявил, что новая пандемия неизбежна, добавив, что она может наступить как через двадцать лет, так и через три года (с даты выхода подкаста прошло аккурат три года).

И это был не единственный раз, когда основатель Microsoft предрекал «новую чуму», так что складывается такое ощущение, что Гейтс целенаправленно готовит общественное мнение к атаке нового страшного вируса. Например, в январе 2021 года в интервью Süddeutsche Zeitung он говорил: «Мы не подготовлены к следующей пандемии. Я надеюсь, что через два года будет иначе. …> Эта пандемия ужасна, но следующая может быть в десятки раз хуже» (и снова же Гейтс намекает на то, что новая пандемия разразится в 2023 году).

Во-вторых, если смотреть на факты, коронавирус явно не справился с той задачей, что была возложена на него: точкой входа в «дивный новый мир» он не стал. Закономерным результатом пандемии должен был быть переход к «цифровому концлагерю» (что-то вроде китайского «социального кредита», только распространённого на всю Европу и США и с главным бенефициаром не в лице государства, как в Поднебесной, а в лице ряда крупных корпораций, прежде всего из сферы IT). Но общество оказалось к нему ещё не готово (не настолько покорным, чтобы дать нацепить на себя ошейник, буквально отказавшись от тех крох свободы – не просто декларируемых, а реальных, – которые ещё остались в их распоряжении), да и жертвы – если брать в мировом масштабе – были не такими уж и значительными: пока такими темпами придёшь к искомому «золотому миллиарду», земных ресурсов не хватит даже на него. Поэтому призрак новой ещё более страшной, чем коронавирус, заразы буквально витал в воздухе (не зря же пытались запустить историю с обезьяньей оспой, а также воскресить коронавирус).

В-третьих, новая пандемия идеально подходит под решение российско-украинского конфликта. Очевидно, что некоторые очень влиятельные силы на Западе полагают, что настало время если не для мирных переговоров, то точно для заморозки по линии фронта в противу официальному Вашингтону. В пользу этого свидетельствует сразу несколько факторов:

а) информационная кампания против Владимира Зеленского в зарубежных СМИ, стартовавшая со статьи Саймона Шустера в Time, в которой он впервые изобразил украинского президента в виде маниакального диктатора, помешанного на – скорее всего, недостижимой – победе;

б) несгибаемое упорство республиканцев, блокирующих выделение нового пакета военной помощи Украине на 2024 год (если президент США Джо Байден пойдёт на их условия, то свою кандидатуру на второй срок он может уже не выставлять: ужесточение контроля над южной границей США, чего требуют от него республиканцы, отвернёт от него львиную долю латиноамериканских избирателей, которые составляют довольно значительную часть населения США);

в) падение как финансовой поддержки со стороны Евросоюза (так, некоторые страны – члены ЕС выступают против выделения Киеву денежных траншей на будущий четырёхлетний период), так и военной (Европа даже близко не собирается переориентировать свою экономику на «военное время», чтобы снабжать Незалежную вооружением).

Но при этом Западу важно не потерять лицо: чтобы не сложилось такое мнение, что он, вдоволь наигравшись с Незалежной, бросил её на растерзание «солнечному Путину» (по Дугину). Репутационные издержки слишком велики. А вот если бы переход к мирному урегулированию был достигнут за счёт неких внешних обстоятельств непреодолимой силы (катастрофы) – это стало бы наилучшим выходом. И лучше пандемии на роль катализатора здесь найти что-то сложно, если вообще возможно (можно, конечно, допустить вторжение инопланетян, но вряд ли технически Пентагон готов к созданию такого кризиса).

В общем, картинка складывается, точнее складывалась бы, если бы не одно «но»: никакого нового неизвестного патогена, вызвавшего сию – покамест – эпидемию, не существует в природе. Болезнь эта носит название «микоплазменная пневмония» (правда, по всей видимости, усугублённая сезонными вирусами типа гриппа и ОРВИ). Так что теория с новым вирусом отпадает сама собой.

Но почему тогда пневмония приобрела такой массово-повальный характер?

Как в конце ноября заявили в министерстве здравоохранения Китая, столь масштабное распространение инфекции вызвано ослаблением иммунитета граждан Поднебесной, не успевшего восстановиться после трёхлетнего карантина (и, надо отметить, очень жёсткого: так, в КНР закрывали целые города, оставляя их население без воды, пищи, медикаментов, что называлось политикой «нулевой терпимости»).

С точки зрения логики к этим словам не придерёшься. Это объясняет и рост заболеваемости пневмонией в США, Германии, Франции и других странах, где политику борьбы с коронавирусом можно определить как в стремлении к «нулевой терпимости».

Но это объяснение оставляет за скобками один крайне важный момент: получается, что вакцины, на которых фармацевтические гиганты подняли сотни миллиардов долларов, кололись зазря – сугубо для финансовой выгоды (в некоторых странах ревакцинировались по четыре-пять раз)?

И вот это, пожалуй, ключевой пункт в истории с «эпидемией пневмонии»: вакцинация должна была подготовить плодородную почву для других заболеваний. В декабре в одном из ведущих научных журналов Nature вышло прелюбопытнейшее исследование, в котором говорится, что мРНК-вакцины вносят в клетки не только генетическую информацию, используемую для активации иммунной системы, но и изменяют генетический материал самих клеток. Ещё непонятно, в какую сторону идут эти изменения, но, учитывая кратчайшие сроки «изобретения» мРНК-вакцин, можно смело предположить, что явно не в положительную: вряд ли вколовший себе такую вакцину станет непобедимым сверхчеловеком наподобие супергероев.

Но тут вырисовывается одна проблема: в Китае практически не использовались мРНК-вакцины (большинство китайских вакцин – инактивированные).

Однако противоречие здесь только кажущееся, так как те же инактивированные вакцины тоже были созданы в кратчайшие сроки без въедливых клинических испытаний (где-то в диапазоне полгода-год вместо пяти-восьми лет). Соответственно, побочные (и не только) действия – неизвестны (то, что они отсутствуют или носят позитивный характер – вероятность, равная статистической погрешности). Плюс ко всему прочему нужно учитывать и «целевую аудиторию»: американцы с европейцами и китайцы. Отсюда и различное целеполагание (на сегодняшний день число заболевших микоплазменной пневмонией в Китае в разы превышает число на Западе).

Вряд ли власти Китая решили сознательно повысить уязвимость своих граждан как к коронавирусу, так и к последующим заболеваниям (на это указывают их лютые карантинные меры). Возможно, эта повышенная уязвимость как раз и является побочным действием инактивированных вакцин. Не исключено, что те закулисные акторы, которые и запускали проект «Коронавирус», знали или догадывались, что китайские вакцины будут иметь такие побочные эффекты. Вполне можно допустить, что урон от кем-то запущенного проекта «микоплазменная пневмония» для Поднебесной будет куда выше, чем для Запада.

Таким образом решается сразу три проблемы: очередной удар по экономике Китая (там уже ввели масочный режим, а в ряде городов опять вводят карантин), причём с игрой на долгосрочную перспективу (не будем забывать, что основными пациентами переполненных больниц являются дети); регуляция численности населения США и Европы (теория «золотого миллиарда»); активация тренда на биополитику с целью установления полного контроля над жителями западных стран, являющегося исходным условием для перехода к «цифровому концлагерю».

Поэтому кто сказал, что коронавирус не справился со своей задачей? Он справился, и ещё как: дело в том, что он не должен был быть точкой входа в новый миропорядок – он был одним из этапов, подводящих к этому переходу. Следующим, по всей видимости, будет череда различных эпидемий наподобие микоплазменной пневмонии, снижающих условно общее здоровье населения земного шара до некой критической точки, когда сопротивляемость к различного рода инфекциям снизится до пороговых величин. И вот после этого, надо полагать, настанет время новой пандемии, которая и разделит Историю на «до» и «после», знаменуя собой начало новой эпохи.

Кстати говоря, известны и приблизительные сроки этого сверхсобытия: «Это может быть вирус, созданный человеком, биотеррористом, который разработает его и преднамеренно распространит… Или это может быть что-то, что выйдет из мира природы. Человеческое население растёт, и мы вторгаемся во всё новые и новые экосистемы. Поэтому, по моим оценкам, существует пятидесятипроцентная вероятность того, что в ближайшие 20 лет мы столкнёмся с пандемией естественного происхождения в результате изменения климата», – предрёк Билл Гейтс в интервью изданию Diario в мае прошлого года (подчеркну, что он всегда говорит о диапазоне в 20 лет, а намёки на 23-й – не более чем намёки).

В пользу того, что именно будущая пандемия станет дверью в новую реальность, говорит и связка с темой климата, которую сделал Гейтс: именно климатическая повестка и ляжет в основу новой идеологической парадигмы «общества экономии» (в противовес нынешнему – «потребления»).

Поэтому Гейтс, каждый раз говоря о грядущей пандемии, делает акцент на подготовке к ней: «Чтобы не допустить повторения трудностей прошлого года, готовность к пандемии должна восприниматься так же серьёзно, как мы воспринимаем угрозу войны. …> Чтобы остановить следующую пандемию, потребуется тратить десятки миллиардов долларов в год – большие инвестиции, но помните, что пандемия COVID-19, по оценкам, обойдётся миру в $28 трлн. Мир должен потратить миллиарды, чтобы спасти триллионы (и предотвратить миллионы смертей). Я думаю об этом как о лучшем и наиболее экономичном страховом полисе, который может купить мир», – написал пророк глобализма в своей статье в январе 2021 года.

Подготовиться – это значит создать условия для перехода. И судя по тому, как развиваются события (пандемия коронавируса, затем микоплазменная пневмония), всё идёт строго по плану. Так что же, «дивный новый мир» уже не за горами? Всё предопределено? Или всё-таки есть возможность вклинить палку в колесо Истории, которую тайные стратеги человечества крепко взяли в свои руки (а может, никогда и не отпускали?)? Время, конечно, покажет, но покамест первый вариант, беря во внимание общую конъюнктуру в её динамике, выглядит куда более реалистичным. К сожалению.

Алексей Мошков



Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
Закрыть