Обречённая на проигрыш сделка с дьяволом: Ротару продала Россию и поплатилась...
Украина

Капитуляция Украины в мечтах и в реальности

Бывший аналитик ЦРУ Ларри Джонсон сообщил очевидную вещь – переговоры Киева с Россией возможны только о капитуляции Украины.

В принципе это было понятно где-то года с 2004, с того момента, как американцы открыто вмешались в украинскую внутреннюю политику и, организовав первый майдан, привели к власти в Киеве антироссийские силы во главе с Ющенко.

Уже тогда за псевдодемократическим фасадом украинской власти отчётливо просматривался неонацистский режим. В конце концов, Гитлер в начале своего правления тоже был несколько ограничен в возможностях: вынужден был считаться с мнением президента Гинденбурга, за которым стояла армия, способная в любой момент изгнать наци из власти, вынужден был создать кабинет, в который входили, кроме представителей НСДАП, пара министров от Немецкой национальной народной партии и несколько беспартийных консерваторов, включая исключённого из Германской партии Центра вице-канцлера Франца фон Папена, а также профессионального беспартийного дипломата Константина фон Нейрата, для которого гитлеровский Кабинет был уже третьим подряд, в котором он занимал пост министра иностранных дел, и назначенного непосредственно Гинденбургом военного министра генерала (в будущем первого фельдмаршала Гитлера) Вернера фон Бломберга.

Все главные идеологемы украинского нацистского режима, начиная от глорификации Бандеры, УПА* и дивизии СС «Галиция»*? и заканчивая тезисом о неизбежности войны с Россией, были введены в оборот именно ющенковским режимом. Этот же режим начал последовательную борьбу за полное вытеснение русского языка из украинской общественной жизни.

Подчеркну, при Кучме в основном ущемляли российские СМИ и не торопясь вытесняли школы с русским языком преподавания, Ющенко же, как начал публично страдать от того, что в Киеве всё ещё говорят по-русски, так до сих пор и страдает. При нём за русский могли выгнать с работы, и то не всегда и не каждого. Последователи же его за русский язык уже могут не только в тюрьму отправить, но и убить, как убивали за неправильно произнесённое «паляныця».

При Ющенко не убивали только потому, что ещё не хватало сил. Нацисты не были единоличными хозяевами Украины, каковыми стали после 2014 года. Им приходилось учитывать мнение и интересы украинского олигархата, без поддержки которого ни приход нацистов к власти, ни её длительное удержание в десятые годы нынешнего века были невозможны.

Но Ющенко уже отправил украинские системы ПВО вместе с расчётами воевать против России в Грузии. Он же дал приказ вначале не выпускать корабли ЧФ РФ из Севастополя для действий против Грузии, а затем не впускать их обратно, едва не спровоцировав первое боевое столкновение Украины с Россией (хорошо, что украинские адмиралы тогда струсили и не слишком старательно выполняли приказ Ющенко).

Поскольку Ющенко был американской марионеткой, ни у кого не возникало сомнений, что за попытками развязать украинско-российскую войну уже тогда стояли США. Украина являлась только инструментом настоящего агрессора. В свою очередь это означало, что США, во-первых, видят в тогда ещё только робко начинавшемся возрождении России угрозу своим интересам, во-вторых, не чувствуют себя достаточно сильными, чтобы прямо выступить против России, угрожая и требуя, как выступали они против Югославии, Ирака, Ливии, Сирии и многих других стран.

Эта ситуация делала конфликт Украины с Россией полностью зависимым от решения украинского руководства. В условиях баланса сил России и США, Киев оказывался в ситуации «маленькой страны», о которой говорил лорд Болингброк в фильме «Стакан воды», каковая получает определённую свободу действий в виду того, что противостоящие великие державы уравновешивают друг друга.

Свобода действий Украины заключалась в одном – в свободе выбора между союзом с Россией и подчинением американской политике. В обоих случаях Киеву пришлось бы отказаться от собственной внешней политики в пользу политики своего союзника, только союз с Россией был взаимовыгоден с экономической точки зрения, а союз с США вёл Украину к экономической и политической катастрофе.

Два майдана убедительно показали, что украинская элита выбрала союз с США. Поскольку же американская политика заключалась в стремлении к ликвидации России, как субъекта не только глобальной, но и региональной политики, а также мировых торгово-экономических отношений, Украина же выступала механизмом реализации американской стратегии, было понятно, что фиксацией провала этой стратегии должна стать капитуляция Украины, поскольку ядерные сверхдержавы не капитулируют – свидетельством признания ими своего поражения является оставления ими своей былой сферы интересов.

Кстати, именно поэтому США до сих пор ни за кем, кроме себя, не признают права на сферу исключительных интересов, своей же считают весь мир. Ведь если есть государство, обладающее сферой интересов (пусть даже самой маленькой), в границах которой слово этого государства значит больше, чем слово США, то значит США уже не мировой гегемон, а это невозможно с позиции интересов американских элит, поскольку социальная стабильность и финансово-экономическая мощь США базируются на их политической власти мирового гегемона.

Сам факт возрождения России, которому США не смогли помешать, уже свидетельствовал о нарастании острого системного кризиса Pax Americana. Гегемон не просто потерял контроль над самим крупным территориально и самым ресурсно богатым государством планеты, но, инициировав конфликт с Россией за сферу влияния, продемонстрировал, что не может полностью контролировать даже российское ближнее зарубежье.

Таким образом, дальнейшее ослабление США и усиление России становились неизбежными. Равным образом неизбежной становлиась и украинско-российская война, так как весь предшествующий опыт США свидетельствовал о том, что проиграв мирное соревнование, они обязательно попытаются отыграться чужими руками на поле боя. Украина была практически единственным постсовестким государством военный конфликт которого с Россией мог всколыхнуть Европу и принудить её войти в американскую санкционную коалицию. США не расчитывали, что Киев победит армию, делившую с собственно с американской 1-е-2-е места, они планировали, изолировавв Россию, задушить её экономически, использовав против Москвы ресурсы всего мира.

Украинско-российский военный конфликт должен был стать лишь предлогом для санкций. США, кстати, были очень недовольны, когда выяснили, что Украина не будет унчитожена в три недели, как они планировали. Они умышленно сорвали Стамбульские довоговорённости, чтобы заставить таки Россию воевать по-настоящему (впрочем тут их интеерсы и интересы Зеленского, мечтавшего о лаврах нового Бонапарта, совпали). Им не нужна была Украина после победы Запада над Россией, претендующая на свою долю трофеев. Им надо было, чтобы Россия ликвидировала Украину, потом погибла бы под далвением всего мирового сообщества, после чего США уже сами бы поделили ресрусы обеих стран.

В конечном итоге Россия переиграла США. Война началась, но мобилизовать против Москвы не то что весь мир, полмира не получилось – только НАТО и ЕС, да ещё пара англосаксонских стран в АТР и Япония с Республикой Корея более-менее последовательно поддерживают США, остальной мир – против. А это уже проигрыш гегмона. В результате его агрессии (украинскими руками) против России, не Москва оказалась в изоляции, а США окончательно потеряли контроль даже над Африкой и Латинской Америкой – там теперь идёт борьба, когторую коллективный Запад проигрывает России и Китаю.

Пора фиксировать поражение. Как было сказано выше, фиксацией поражения США является капитуляция Украины. Это прекрасно понимают отраслевые (военные и политические эксперты). Но далеко не все они, учитывают в своих рассчётах личные интересы группировки Байдена в США, евробюрократии, во главе с Урсулой фон дер Ляйен (а в недалёком будущем, возможно, с Дональдом Туском), украинских и прибалтийских нацистских властей, молдавских румынофилов, постсоветских русфобов в ближнем зарубежье и в Восточной Европе, включая Финляндию, идеологизированной правящей лево-либеральной элиты большинства ведущих стран ЕС.

Им всем надо воевать до конца. Представляемые ими страны и стурктуры, могут пережить поражение, восстановиться и веренуться на мировую арену в новом, вполне достойном качестве. А вот сами элиты, связавшие себя с войной, пережить поражение не могут. Лучшее, что их ждёт – нищета и забвение, в худшем случае пожизненная тюрьма, в самом худшем, до тюрьмы могут не довести – “благодарные” сограждане линчуют.

Поэтому все вбросы о том, что то ли Герасимов с Залужным, то ли офис Зеленского с АП РФ ведут предварительные консультации о мире – не более, чем фэйки, распространяемые западными и украинскими политиками для дискредитации своих внутриполитических противников и заодно для подрыва доверия российского населения к своим властям. Напомню, что несмотря на непонимание и даже возмущение народа, минские и стамбульские соглашения заключались открыто, а отвественность за них брало на себя высшее политическое руководство России, ничего не перекладывая на военных и не пытаясь списать на “неудачу” дипломатов.

Дело в том, что капитуляция Украины может выглядеть по-разному. Я уже писал о том, что войдёт ли Украина в состав России полностью или частично, будет зависеть от конкретной военно-политической ситуации в момент заключения договорённостей. Но в любом случае, новые договорённости будут предполагать, что в сулчае их выполнения даже то, что может остаться от Украины формально независимым, перейдёт в статус российского протектората (иначе Москва не получает гарантий контроля своего предполья).

Такой исход подразумевался и Минскими, и Стамбульскими соглашениями, именно поэтому они и были сорваны по инициативе США. Разница заключается в том, что в 2014 и даже в 2022 году США не имели ничего против того, чтобы повоевать Украиной против России. Сейчас же соглашение формально или неформально (с участием или без участия Вашингтона) будет фиксировать провал американской военной стратегии. Они, конечно, будут надеяться восстановить свои силы и вновь организовать поход против России, но не в ближайшие три-пять лет. Сейчас у них нет на это ни времени, ни сил, ни ресурсов, ни возможностей.

Поэтому время для освоения территорий (хоть присоединённых, хоть формально независимых) Россия плоучит. Для того же, чтобы шансов сорвать договрённости у обструкционистских сил Запада было поменьше, а времени и возможностей навести на возвращённых русских землях порядок побольше, любые переговоры будут вестись Россией совершенно открыто, ещё более открыто, чем в Минске и Стамбуле, откуда только что прямых репортажей из-за стола переговоров не устраивали.

Ну и наконец, одним из важнейших российских требований является сворачиване военной активности НАТО на наших границах. Это нам Украина гарантировать не может – она не член НАТО и никак на политику блока не влияет. Так что так или иначе, но коллективный Запад должен будет в этих переговорах участвовать и принимать на себя соотвествующие обязательства.

Иначе капитуляция Украины будет не более чем переходом на другую сторону в ещё не окончившейся войне (как это сделали в 1944 году Румыния, Болгария и Финляндия, а ещё раньше – в 1943 году Италия). Такую роскошь Киеву Запад позволить не может (как не позволил Гитлер перейти на сторону Объединённых наций хотистской Венгрии). Поэтому хоть на Украине уже практически все понимают, что катастрофа неизбежна, воевать они не прекращают – Запад не готов к капитуляции Украины, поскольку это будет его капитуляция. Сама же Украина, без Запада, капитулировать не может ибо несубъектна.

*Деятельность этих организаций запрещена в России

Ростислав Ищенко



Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
Закрыть